г.Москва, ул.Б.Дорогомиловская, д.5
Задать вопрос
Войти

Вход

введите логин и пароль
Запомнить
Новости


Когда мы говорим о спорте высших достижений, череда ассоциаций приводит к красивой картинке: пьедесталы почёта, медали, счастливые лица победителей и болельщиков. Но за всем этим стоят огромные усилия, обеспеченные высочайшим трудом и талантом не только спортсменов и тренеров, но и всех, кто сопровождает их работу. Это в первую очередь врачи, медицинское сопровождение наших команд, которое определяет очень многое. С 2009 года медобеспечение сборных команд России возложено на Федеральное медико-биологическое агентство, которое в течение последних лет методично, шаг за шагом, выстраивало и выстраивает новую систему подготовки российских спортсменов высочайшего уровня. Сейчас, когда до Олимпийских игр в Сочи остаётся всего лишь полгода, все помыслы специалистов агентства связаны именно с ними. О многих интересных деталях подготовки наших сборных, об их жизни в преддверии Олимпиады нам рассказала начальник управления организации спортивной медицины ФМБА России Юлия Мирошникова.

— Юлия Вячеславовна, олимпийские заботы в работе вашего управления сейчас выходят на первый план. Назовите, пожалуйста, главные из них.

— Да, зимняя Олимпиада у нас сегодня на первом месте, и наша задача — сконцентрироваться на подготовке сборной команды, которая предположительно будет выступать в Сочи. Год назад мы разработали ряд усиливающих мероприятий, которые сейчас реализуем. Мы идём в жёстком графике, каждый день расписан. Мы знаем, какая сборная где находится, чем занимается, какие нагрузки получает, какие мероприятия и технологии в данное время должны проводиться и использоваться, что нужно сделать для усиления как технологического процесса, так и организационного. Для нас основная задача — чтобы наша сборная 7 февраля 2014 года вышла и сделала всё, что максимально возможно, и даже то, что невозможно.

— Что для этого делается?

— Из всего, что уже сделано, хочу выделить оценку базового состояния членов сборной команды. Мы имеем карту здоровья каждого спортсмена, по которой видна реакция его состояния на те или иные физические нагрузки. Все мы знаем, что спорт высших достижений — это не просто физические нагрузки, это запредельные нагрузки для организма. Обычный человек не в состоянии их выдержать, а талантливые люди не только выдерживают, но и прогрессируют в этих условиях. С каждым годом всё сложнее даётся завоевание или удержание первенства в тех или иных видах спорта. Как помочь спортсмену, что для него сделать в нужный момент, а не раньше и не позже, находясь в поле разрешённой помощи, чтобы всё это сказалось на долях секунд его достижений, на его концентрации, на его общей физической подготовке, — этот аспект у нас очень хорошо подготовлен и отработан.

Наиболее тонкая часть нашей работы — индивидуальный подход по тем или иным слабым моментам развития спортивной карьеры спортсмена. Они есть практически у каждого. Тут идёт ювелирная работа, и на пике этой работы мы должны привлечь всё самое современное не только в стране, но и в мире. Есть, конечно, некоторые сложности, не во всех областях этой пиковой поддержки мы находимся на вершине. В этом случае мы привлекаем сегодня всё самое прогрессивное из-за рубежа, и в этом отношении государство сегодня не экономит. Более того, оно поддерживает все наши начинания и не жалеет никаких трудовых сил и материальных затрат, чтобы спортсмен выступил достойно и, самое главное, сохранил своё здоровье.

Спортивное и человеческое долголетие спортсмена — этот критерий для нас один из самых важных. Нам не подходит такой вариант, когда мы выпустим спортсмена, он завоюет призовое место, а его здоровью будет нанесён непоправимый удар. В этом коридоре мы сейчас работаем наиболее активно. По состоянию каждого спортсмена каждую неделю собираются все параметры, которые анализируются в аналитическом центре, тут же даётся обратная связь: как влиять на его состояние. Для каждого момента существуют разработанные алгоритмы реакции на те или иные поведенческие характеристики спортсмена. Мы, естественно, внедряем и всевозможные технологические прорывные новинки. Сегодня вся медицина двигается по пути персонального подхода к индивидуальному человеческому организму, и спортсмен здесь не исключение. У нас хорошая технология, позволяющая в каждый промежуток времени оценивать индивидуальность спортсмена и реагировать на неё.

— Получается, что здесь спортивная медицина идёт впереди любой другой: ведь в идеале такой подход должен быть к каждому человеку.

— Возможно, так и будет когда-нибудь. Это очень дорогой подход, но так кажется при первом приближении к проблеме. А при втором — уже становится очевидным, что любые превентивные меры дешевле, чем констатировать факт болезни и возвращать утраченное здоровье, влияя на запущенные процессы. Я думаю, за таким подходом будущее.

Прогрессивные технологии

— Понятно, что сейчас самые современные технологии находятся именно у вас в агентстве и работают на наши сборные команды. А можно привести какие-то конкретные примеры?

— Наши учёные — молодцы, нам есть чем гордиться и к чему стремиться. Мы выезжали на летнюю Олимпиаду в Лондон — и наши результаты там были обеспечены в том числе и прогрессивными технологиями. Одна из них называется «наружная контрпульсация». Эту технологию мы вывозили в Лондон и полностью восстанавливали наших спортсменов по художественной гимнастике. Вы знаете, какие замечательные результаты у наших гимнастов, при том, что им пришлось потрудиться над общекомандным результатом. Это, конечно, комплексная работа, и тут без гениальной работы тренеров и уникальной личности Ирины Александровны Винер вообще говорить было бы не о чем. Но когда речь идёт о том, что необходима поддержка в самом конце выступлений, для того, чтобы заслуженное первое место уже реализовалось, вот тут медицина играет незаменимую роль. И нам посчастливилось с этим работать.

— Юлия Вячеславовна, что вы в целом можете сказать о научных разработках в спортивной медицине? То, о чём вы рассказываете, это сегодняшний день. Но вы ведь думаете и о перспективе.

— Мы, естественно, не стоим на месте, изучаем очень активно опыт ближних и дальних соседей. Конечно, основной момент изобретательского ума спортивных медиков лежит в поиске некой субстанции либо сочетания субстанций, желательно природного происхождения, с целью максимального выведения токсических продуктов в момент максимальной нагрузки спортсмена. Тут же всё очень понятно: организм в пиковый момент не справляется с обменной нагрузкой. Все развитые страны работают именно в этом направлении, все ищут более прогрессивные технологии, работают в коридоре нанотехнологических подходов, ищут такое вещество, которое бы попало в организм — оказало действие — и тут же вывелось. И при этом не оказалось в списке запрещённых препаратов. Ведь все запрещённые препараты когда-то были разрешёнными. Поэтому тут отрасль спортивной медицины не может развиваться в отрыве от здравоохранения вообще, от развития науки в стране и мире. Мы взаимодействуем со всеми структурами, призванными в этом аспекте помогать, развивать, достигать результата. Есть Российская академия наук, Академия медицинских наук, в каждой структуре есть свои лаборатории, занимающиеся узким направлением, которое может быть нам интересным. Это и институты, которые находятся внутри Федерального агентства, они работают в сочетании с клиническими базами.

Очень хорошо в этом отношении представлена тема генетического паспорта спортсмена. Хорошие специалисты, разбирающиеся в генетике, в геноме человека, знают — и это уже ни для кого не секрет, — что склонность к достижениям в спорте — ситуация, передаваемая по наследству, то есть это можно увидеть заранее. Восьми-, десятилетнего мальчика можно тестировать на долгосрочную перспективу и сказать: да, он может достичь хороших результатов, в его геноме есть ряд отличительных параметров, и на него можно делать ставки, то есть развивать, тренировать и т.д.

Очень хорошие специалисты по иммунологии — это тоже весьма важная тема на протяжении всей спортивной жизни спортсмена. От того, в каком состоянии находится его иммунологический статус, часто зависит прямой результат. Но не всегда это прямо пропорциональная зависимость, то есть не всегда высокий иммунный статус приводит к высоким результатам. И такое бывает, и на это тоже можно влиять. Точно так же, как в период осенне-зимних обострений важно уберечь спортсмена от агрессивного воздействия среды и ни в коем случае не позволить ему выпасть из формы. Есть свои специфические нюансы в том, как мы это делаем. Тут тоже нельзя применить инструкцию по вакцинации для обычных людей: просто взять и перенести её на членов сборной команды.

Революционные восстановительные технологии

— А где наши спортсмены восстанавливаются? Где ведётся основная реабилитационная работа?

— У нас есть базы подготовки спортсменов внутри страны, это федеральные базы, очень хорошо оснащённые, где медицина тоже присутствует внутренними медицинскими центрами сопровождения. Тут же мы производим и моментальную реакцию на то или иное состояние спортсмена, мы применяем все восстановительные технологии, не отходя от его рабочего места. На выезде спортсмена всегда сопровождает врач или, если выезжает команда, врачи — там есть и массажисты, диетологи, и врачи-лаборанты, и физиотерапевты, психологи. Вся группа сопровождения во главе со старшим врачом сборной максимально оснащена портативным оборудованием, чтобы на месте прибытия сразу же оказывать восстановительную поддержку. За три года мы провели переоснащение, изучили весь рынок в этом отношении. Все передовые технологии, которые можно перевозить, мы принесли и доставили к тренировочному месту спортсмена, к полю и т.д. Этот процесс постоянно развивается, технологии меняются, и мы внимательно следим за этим в рамках нашей ведомственной целевой программы, по которой мы не ограничены в наших намерениях. Мы присутствуем на всём протяжении жизни спортсмена, во всех циклах его жизни, за исключением тех моментов, когда он отдыхает. Вместе со своим тренером и лечащим врачом он выбирает, где ему лучше это сделать.

— Но у вас же есть и совершенно отдельные, специальные восстановительные объекты.

— Конечно, есть, и в перерывах между большими нагрузками, когда нужно снять большое психологическое напряжение, мы предлагаем спортсмену поменять место расположения, выехать за пределы расположения команды и провести 5–10 дней в санаторно-курортных условиях, в специально созданных учреждениях нашего агентства. Уже в течение двух лет функционирует наша база восстановления на Алтае, она расположена рядом с Горно-Алтайском. С точки зрения концентрации природных возможностей это абсолютно уникальное место. Главным воздействующим моментом там является пантомараловое производство, которое колоссальным образом улучшает внутреннее состояние спортсмена в период реабилитации. И к этому мы присоединяем все современные методы восстановления. Пятидневная реабилитация там равняется месячной. Решаем вопросы профилактики острых травм и хронических травмированных ситуаций, которые есть практически у каждого спорт-смена. Каждую такую травму надо обязательно сопровождать, чтобы она не давала острых ситуаций и не входила в фазу обострения.

Олимпийские объекты и «911» для сборной

— На каком уровне готовности находятся ваши объекты, готовящиеся к Олимпиаде?

— К сожалению, мы не успеваем построить к 2014 году объект, который собирались сдать в Сочи. Это национальный центр спортивной медицины, нацеленный как раз на лечение и реабилитацию спортивной травмы. Но и постолимпийское время будет очень бурным, и мы эту клинику обязательно построим. То, что мы не успеваем открыть её к началу Олимпийских игр, никак не отразится на медико-биологическом сопровождении сборной команды страны. Агентством во время проведения Олимпийских игр будет развёрнуто три медицинских центра внутри олимпийских деревень, а их будет тоже три. В этом особенность проведения зимних игр: олимпийские деревни находятся на разных уровнях: горнолыжная — высоко, чуть ниже биатлон, ещё ниже фигурное катание и всё, что сопряжено с ним. Наша сборная получит в каждой деревне полноценный центр восстановления и реабилитации плюс центры, которые будут развёрнуты и за пределами каждой из трёх деревень. Это тоже уже проверенная практикой необходимость, потому что в деревне всегда есть ограничение по площади, по численности пребывания там специалистов. Центры за пределами деревень будут располагаться в границах пешей доступности, и спортсмены в условиях перегрузки внутреннего центра смогут воспользоваться ими.

Очень интересная технология, о которой я могу рассказать, связана с приближением восстановления непосредственно к кромке поля. За этот год нам удалось сконструировать и реализовать мобильные комплексы, внешне это трейлеры, автобусы, внутри которых всё и расположено. Такая технология позволяет приблизить помощь буквально на расстояние в несколько шагов от места выступления спортсмена. Такими технологическими возможностями пользуются все развитые страны как в зимних видах спорта, так и в летних. Мы это наблюдали и в Ванкувере, и на этапах чемпионата мира. Особенно этим пользуются лыжники и биатлонисты. Это будет совершенно новая наша возможность, которую мы планируем обкатать в Казани, чтобы в Сочи уже не иметь никаких проблем чисто инженерного характера.

Хотелось бы выделить ещё один родной дом, который нам удалось за два года построить, — это мультидисциплинарная лаборатория, то есть опять-таки центр оценки функционального состояния и восстановления, только стационарный. Это центр, где сосредоточены все наши мозговые усилия, где люди анализируют всю информацию. И спортсмен в частности, и сборная в целом, выезжающие в Сочи, считают его своим вторым домом. Здесь круглосуточно дежурят ответственные врачи. Наша структура по оказанию помощи наверху замыкается на медицинском «комиссаре», как мы его называем. Он круглые сутки доступен для спортсменов вместе с врачом команды, если это необходимо. В любые нештатные ситуации он приходит на помощь, это как «911» для сборной команды страны. Центр нам проектировали немецко-итальянские партнёры, они оснастили его всеми последними разработками и всё собрали в одном месте. Спортсмены это уже отметили. Это наша генеральная цель — уйти от ограничений, связанных с необходимостью переезда в другую страну, поскольку это всегда дополнительные затраты и потери времени. Мы постепенно движемся к тому, чтобы и высокотехнологичную помощь спортсмены получали у нас. Ведь не секрет, что сегодня спортсмены предпочитают оперировать сложные случаи у известных докторов и в клиниках за рубежом, и этот подход не переломишь силовым способом. Спортсмен должен понимать, что его будет оперировать высочайший специалист в своём классе. Тут нам ещё есть над чем поработать, но я думаю, что этот вопрос в ближайшей перспективе будет решён.

Самый главный помощник — вера

— Юлия Вячеславовна, в целом вы удовлетворены тем, как мы идём к Олимпиаде?

— В принципе, степень готовности нашей отрасли я бы оценила, наверное, на четвёрку. Хотелось бы больше прорывных технологий — это вещь, которая напрямую не зависит непосредственно от агентства. Можно создать все условия, обосновать необходимость финансирования той или иной работы, но в конечном итоге мы не можем за учёного что-то изобрести и придумать. В этом отношении мы тоже идём вместе с развитием науки, и хотелось бы, конечно, из тысячи технологий выбирать самые эффективные, но похвастаться тем, что их много и у меня очередь в коридоре, я сегодня не могу.

— Ожидаете ли вы успехов?

— Я по своему складу оптимистичный человек и считаю, что в характере российских людей заложено сделать из невозможного возможное, и результаты последнего четырёхлетнего цикла говорят о позитивных переменах, может быть, не всегда стабильных. Но я думаю, что общими усилиями нам удастся сконцентрироваться. Тут не надо гадать — понятно, что основными точками приложения наших усилий являются биатлон, лыжи, это медалеёмкие виды спорта, где нам в случае успеха гарантировано попадание в тройку лидеров. Это конькобежный спорт, бобслей. Естественно, фигурное катание, в котором тоже не всё в последнее время гладко. Это хоккей, который тоже важен для нас. Вот точки приложения наших усилий, и мы стараемся отработать все вопросы, сделать всё, что можно и чего нельзя.

Очень важен фактор, который мы всегда недооцениваем, — психологический настрой. Если ты победитель уже до того, как одержал победу в соревнованиях, — вот тогда ты выиграл. У нас такой девиз: каждой команде — психолога. Это очень тонкая работа, психолог ни в коем случае не может навязать себя, свои услуги, это длительный процесс, он всегда идёт через доверие, а его завоевать очень сложно. Хорошо, если у этих ребят психологи — мамы, папы, жёны, друзья. А если психолога вообще нет? Эту часть работы никак нельзя сбросить со счёта.

По своему опыту наблюдения за нашими лучшими спортсменами могу сказать, что сломать этих людей невозможно. Они попадают в сборную, будучи закалёнными и психологически устойчивыми. Но случаются моменты, когда человек не знает, как с чем-то справиться. Ведь большинство спортсменов попадают на Олимпийские игры единственный раз в жизни. А когда человек сталкивается с любым сложным вопросом впервые, то испытывает как минимум волнение, как максимум — стресс. Наша задача — научить, как с этим справиться, дать в руки конкретные инструменты. Наша задача — смоделировать ситуацию. Нечто подобное всегда возникает на чемпионатах мира, на всевозможных ответственных соревнованиях. Но Олимпийские игры, как показывает практика, это напряжение в сотни раз выше, чем во время любых первенств, и человек может не знать, что его ожидает. Поэтому основная наша задача — помочь им.

Антидопинг

Мнение о нашей работе

Лечение, профилактика и реабилитация травм являются приоритетными задачами Центра

Светлана Журова Олимпийская
чемпионка
Это замечательный Центр. Есть все необходимые услуги, которые требуются спортсменам. Современное оборудование, профессиональные врачи.

Отзывы

Максим Чудов Призёр
Олимпийских игр
Создают все условия для спортсменов, для их восстановления. В медицинском центре есть все: препараты, приборы...

Отзывы

 

Партнеры

  • 19
  • 18
  • 2
  • 5
  • 3
  • 1
  • 10
  • 20
  • 11
  • 16
  • 13
  • 17
  • 6
  • 22
  • 25
  • 26
  • 4
  • 12
  • 14
  • 15
  • 21
  • 23
  • 24
  • 27
  • 7
  • 8
  • 9